Тедди-Ло
Мать Тереза совершает смертный грех в чистилище(с)
Писано на конкурс одного жанра (детектив)

Дождь становился всё сильнее: он смыл все запахи, сделав мир неразличимым, и насквозь вымочил чёрную форменную накидку Кихе, младшего наместника Гильдии Крепких Когтей. Но молодому кугуару было не до удобств. Уже третий час он скрывался за трёхгранной колонной храма, выслеживая грязнокожего Матса из Гильдии Невидимых Пальцев. Каждый на Островах знал, если у кого-то украли или наоборот кому-то подкинули вещь – спрашивай Кихе сомневался, что в деле замешана Гильдия, но Пальцы наверняка что-то знали.
Два дня назад в его Охотничий Дом ворвался наряд Стражей во главе с ползуном из Гильдии Краснобаев.
Подобные вещи не были редкостью в пору Смены Третьей Луны – когда Гильдии тасовались во власти, они не брезговали ничем – ни убийством, ни подкупом, ни подлогом. У самого Кихе лапы были в крови младших и старших наместников других гильдий, претендовавших на лишнее место в совете Трёх Лун.
В этот раз он был совершенно спокоен и уверен, что обыск пройдёт впустую – и напрасно. Мерзкий, бесшёрстный ползун, от которого разило страхом и подобострастием, извиваясь всем своим длинным телом перед Стражами, немедленно повёл их в библиотеку Дома, где те, раскидав все книги и свитки, нашли дарственную на Храмовую Землю. Именно эта дарственная три дня назад была пожалована от Храма Гильдии Краснобаев, да-да, Храм может подтвердить. Страшное преступление – кража Храмовой земли, тень брошена на всю Гильдию Когтей. Едва ли теперь Когти смогут рассчитывать на прежнее положение в Совете.
По Уставу бремя искупления ложилось на того, кто подставил Гильдию под удар. То есть, на Кихи. Он один должен был разобраться в этом деле, хотя расследования были не по его части. Кихи был охотником – не стражем, не магом и не искателем, им такое дело подошло бы больше. Но какой был выбор?
Кихи начал с очевидного – предположил, что это происки Гильдии Краснобаев от начала и до конца. Ползуна, который был со стражами, Кихи подстерёг и поймал в тот же день в питейном зале. Когти умели добывать информацию из жертв споро, незаметно и быстро. Стража не успела сменится второй раз, когда ноющий, белый как Вторая Луна ползун признался, что Гильдия Краснобаев узнала о дарственной из анонимного свитка, который послали с короткой стрелой в открытое окно дома старшего наместника. Кихи пытался разузнать о стреле больше, но ползуна заклинило – он только и делал, что повторял по кругу одни и те же фразы. Кихи бросил его и отправился выслеживать грязнокожего. Короткая стрела не давала ему покоя. Где, где он слышал о коротких стрелах? Дождь закончился, не оставив по себе памяти. Высоко в тёмном небе бился о невидимую преграду рукокрыл, не в силах ни свернуть со своего маршрута, ни преодолеть её.
Грязнокожий Матс появился заполночь, Кихи скользнул к нему бесшумной тенью и без лишних слов взял за горло.
– Корррроткая стррррела? – проскрипел Матс, выпучивая и без того круглые навыкате глаза. – Глупый черноносый! Не суйся туда, где пррррролетела корррроткая стррррела!
Кихи чуть сильнее нажал на горло Матса.
– Оссставь, оссссставь, я всё рррррраскажу, – просипел тот, высовывая раздвоенный язык. – Коррррроткая стррррела может пррррринадлежать только...
Мимо уха Кихи что-то пролетело с тихим свистом. Матс затрепыхался и обмяк в его лапах. Из его глазницы торчала короткая стрела. Кихи отпустил тело грязнокожего, подавив желание вылизать лапы начисто. Он взялся за оперение и, поднапрягшись, вытянул стрелу из глазницы Матса, который тут же повалился наземь. Кихи принюхался. Кроме гнилой крови грязнокожего, он почуял слабый, смутно знакомый запах. Где-то он его уже чуял, но где? Память упорно не давалась в лапы.
Следующую луну он провёл как в тумане, проклятая стрела словно была заколдована – никто не хотел говорить о ней, Кихи просто не знал, как начать разговор, чтобы он не прервался на отстранённо-вежливом:
– Доброй Луны тебе, наместник.
И запах, этот неуловимый, полузнакомый запах сводил с ума. Наконец, измученного и потерянного, ноги сами принесли его к вратам Храма. Вид деловито снующих по мощёному двору трёхоких принёс подобие мира в его душу и разум. Он преклонил колена, чтобы кроха-жрец дотянулся до его лба и благословил. Едва маленькая ручка поднялась рядом с его мордой, как запах ударил в нос. Тот самый запах. Кихи подскочил, как ошпаренный и слегка зарычал.
Храмовники! Трёхокие! Как он не догадался? Кто пользуется короткими стрелами, тот использует маленькие луки – как раз для их коротеньких ручек. Но зачем? Зачем храмовникам это представление? Их власть неколебима! Они беспристрастны и неподкупны, потому что богаче всех гильдий вместе взятых. В этом нет никакого смысла!
Стегая себя хвостом по бёдрам, Кихи отправился на поиски настоятеля Храма. Он должен добиться правды.
– Доброй Луны тебе, наместник.
Вот всё, что он услышал. Кихи орал, рычал, прыгал на месте, совал под нос настоятеля стрелу – всё было тщетно... Тогда Кихи обнажил когти.
«В этом нет никакого смысла! Это безумие! Должно быть боги лишились ума! – с горечью подумал он. – А если так, к чему хранить его мне?»... К восходу Второй Луны храм был пуст. Тела трёхоких, искорёженные и смятые, валялись повсюду, медленно истаивая в сумеречном воздухе. Когда Кихи вышел из храма в город, его встретила абсолютная тьма, которая мягко пожрала всё.
– Да когда ж эти ушлёпки патч нормальный выпустят?! – прорычал Руслан, отшвыривая джойстик. – Третий раз, б*я, виснет на этой сраной миссии со стрелой.

@темы: Текстовки