Тедди-Ло
Мать Тереза совершает смертный грех в чистилище(с)
Картахена
Дождь заливал город вторую неделю. Этот март больше походил на октябрь. Даша сидела на пассажирском сидении, уткнувшись виском в дверное стекло, и равнодушно смотрела на бесконечный хвост пробки, обманчиво быстро пропадавший за горбом моста, но затем продолжавшийся на набережной многие километры.
– Опоздаем, – с уверенной обречённостью сказал Андрей, устало побарабанив пальцами по рулю. – Ну извини, надо было тебе на метро пилить.
– Мне без разницы, – монотонно возразила Даша и отвернулась. Они с Андреем снимали квартиру на двоих, хотя в отношениях не состояли. Точнее, много лет состояли в дружеских отношениях. Пожалуй, они на самом деле любили друг друга. Но Дашка не видела в Андрее мужчину, а Андрей в Даше – женщину. Взаимность была полной. И с личной жизнью у обоих как-то не ладилось. Так что после очередных драм и расставаний со своими половинками, они съехались.
Иногда Андрей подвозил Дашу на работу, если ему было по пути. Иногда это занимало больше времени, чем на метро. Хотя на метро приходилось ехать крюком с пересадкой, а на машине – всего лишь переехать через мост. Но сегодня мост не кончался. Машина впереди мигнула стоп-огнями и снова замерла. Они проехали ещё полметра. Пять минут десятого. Даша опоздала. Рано или поздно они переедут через мост, свернут на набережную и Андрей высадит Дашу. Под проливным дождём она пробежит ровно пять метров до двери конторы, не считая нужным открывать зонт. Выслушает выговор от начальства, поймёт по взглядам коллег, что пяти минут дождю хватило, чтобы испортить ей причёску, и сядет за бесконечные отчёты.
Андрей будет весь день разъезжать по городу, звонить разным людям, заходить в разные места, проверять и предлагать, продавать, продавать, продавать, ругаться на козлов и дур за рулём, ругаться на навигатор, на дождь. А вечером они встретятся дома, Даша напомнит ему, что лампочка в туалете перегорела уже неделю как, а он нарычит на неё и напомнит, что он ей не муж и что она сама может прикрутить лампочку, зато её очередь готовить, а готовить нечего, потому что он забыл заехать в магазин, а Даша что, обязана пешком по дождю по магазинам, с сумками...
Даша закрыла глаза. И тут её осенило.
– Слушай, Андрей, – сказала она, открыла глаза и села прямо. Что-то было в Дашином тоне, заставившее Андрея на неё посмотреть.
– Ты чего, – спросил он. – Укачало? Хочешь, выкину прямо тут, быстрее добежишь?
– Нет, – решительно ответила Даша и повернулась к нему. Машина дёрнулась и проехала ещё полметра. Горб моста ближе не стал. – Как ты смотришь на то, чтобы забить на всё это дерьмище болт и уехать.
– У меня отпуск только через полгода... – начал было Андрей.
– В жопу отпуск, – перебила его Даша. – В жопу работу и этот город. Давай уедем прямо сейчас.
– К-куда? – спросил Андрей.
– В Картахену.
– В Картахену???
Даша кивнула уверенно и легко, как будто речь шла о поездке в пригород.
– Нам вдвоём? Сейчас? В Картахену?
– Да, да и ещё раз да!
– Но почему ж в Картахену? – взмолился Андрей. – Ты хоть знаешь, где она находится?
– Нет, но мы спросим у навигатора.
Она повернула к себе навигатор и набрала на экране: Картахена.
– Так почему именно в Картахену?
– Судя по названию, там должно быть тепло, – она развернула навигатор к растерянному Андрею. Зелёная дорожка в экранном поле тянулась и тянулась извитой змеёй через половину Европы на юг. «Маршрут 3015 км» – обозначилось вверху навигатора.
Андрей несколько долгих секунд смотрел на эту надпись. Потом поднял руку и щёлкнул «Принять». Новый маршрут лёг перед ними, за окном с усердно работающими дворниками, за дождём. Вёл он по прежнему через мост, по набережной. Но теперь это был совершенно другой мост. И неважно, если проезжая мимо своей работы, Дашка передумает и попросит высадить её поближе к двери. И неважно, если Андрей остановится через несколько километров рядом с рестораном «Картахена» и виновато улыбнётся. Сейчас они вдвоём едут в настоящую Картахену, за три тысячи пятнадцать километров, где тепло, море и совершенно точно нет никакого дождя.

@темы: Текстовки, ныра